Спектакль «Остров любви»: милый, убей жену!

2019-04-01
Назва газети: 
https://yabl.ua/
Кореспондент: 
Юрий Володарский

 

Помните десятичастный эротический телесериал «Остров любви», этакий украинский Декамерон эпохи лихих девяностых? Подозреваю, что не помните – его же чуть ли не четверть века назад сняли. Но даже если помните, можете преспокойно забыть: к первому, заглавному, фильму сериала одноименный спектакль Александры Меркуловой в Молодом театре почти никакого отношения не имеет. Правда, тогдашняя лента и нынешняя постановка начинаются одинаково: юноша и старик плывут на лодочке в сторону таинственного острова, называемого местными жителями Островом любви. 

Старик с юношей и в картину Олега Биймы, и в постановку Александры Меркуловой приплыли из рассказа Александра Олеся. Забавно, что у литературной основы и спектакля, и второго фильма телесериала опять-таки один и тот же автор – это Марко Вовчок, вот только Бийма использовал рассказ «Сон», а Меркулова – «Павел Чернокрыл». Если режиссер все же отталкивалась от старого кинопроекта, то в результате оттолкнулась она от него довольно далеко. Эпизоды с лодкой в фильме и спектакле действительно похожи, а вот дальше у Меркуловой все другое: и сюжет, и тематика, и художественные средства.

Вначале было счастье. Павел Чернокрыл (Сергей Пономаренко) и Галя (Екатерина Варченко)

Сцены с дедом и парнем в постановке Молодого выполняют функции пролога и эпилога, фабульного обрамления спектакля. Старик, перевозя юношу в некое мистическое, овеянное старинными преданиями пространство, по существу выступает в роли Харона – не случайно жанр своего произведения сами авторы определили как «легенды потустороннего». После пролога, задающего общее настроение постановки (дым, тусклый свет, тревожная музыка, пантомима) оба персонажа уходят с подмостков, словно присоединяясь к зрителям. В трагической истории Павла Чернокрыла и двух его женщин они участия не принимают. 

Сюжет «Острова любви» (того, который спектакль) прост и архетипичен. Жил-был хороший хлопец Павел Чернокрыл, полюбил он чудесную девушку Галю, родился у них ребенок, но умер. Тут откуда ни возьмись возникает на острове обворожительная Панночка, она влюбляет в себя Чернокрыла, и тот из хорошего хлопца преображается в плохого. Галя сильно болеет, тоже собирается умереть, но все-таки выздоравливает. Панночке это, понятное дело, совсем не нравится, она велит Чернокрылу избавиться от Гали, и Павел из плохого хлопца превращается в убийцу. 

Можно представить, как эта нехитрая история была бы рассказана средствами драматического театра, но я этого делать не стану и вам не советую. Меркулова идет другим путем, который теперь кажется единственно правильным: она сводит вербальную коммуникацию между персонажами до минимума и ставит «Остров любви» как музыкально-хореографический спектакль. Тут тоже был свой риск – скатиться в пресловутую шароварщину и вышиванщину, но нет, ничего подобного в работе Меркуловой даже предвзятому зрителю обнаружить не удастся. 

Музыкальной основой спектакля (композитор Наталия Цуприк) стал, конечно же, фолк, но не заезженный, а раритетный: по словам режиссера, большинство использованных ею народных песен широкому кругу не известны. Обязательно нужно отметить художника-постановщика Юлию Зауличную (она же художник по костюмам) и автора пластического решения Лиду Соклакову. Все-таки на первом месте в «Острове любви» приемы визуального характера: это и оригинальная хореография, и полисемантика материальных объектов, и причудливые одеяния массовки, изображающей то ветви деревьев, то кукол-мотанок, то каких-то хтонических существ.

Отдельно можно было бы обсудить эту самую полисемантику. Проще говоря, некоторые предметы в спектакле Меркуловой в зависимости от контекста выполняют разные функции. К примеру, широкие полосы ткани изображают то дорогу, то путы, то петлю, то связующие нити, то ворох неразрешимых проблем. Изменчивость, протеичность, дыхание сверхъестественного – характерные черты «Острова любви». Тут вспоминается фраза одного из лучших современных писателей страны Владимира Рафеенко: «Роман с чертом – вот это и есть Украина! Любовь с метафизикой, с бытием, со смертью!»

Роман, метафизика, бытие, черт, любовь, смерть, Украина. Если все это спеть и станцевать, как раз спектакль Меркуловой и получится.