Спектакль «Ловушка»: с ног на голову

2019-04-01
Назва газети: 
https://yabl.ua
Кореспондент: 
Юрий Володарский

Хотите настоящий театральный детектив? Такой, чтобы в самом конце ситуация перевернулась с ног на голову, которую вам до этого два часа успешно морочили? Тогда отправляйтесь в Молодой театр на спектакль Виталия Новикова «Ловушка», поставленный по знаменитой криминальной комедии французского драматурга Робера Тома. Только вспомните сначала, не видели ли вы советский фильм «Ловушка для одинокого мужчины», снятый в потустороннем 1990-м. Смотреть «Ловушку», зная, чем она закончится, это что-то одно, а пребывать до последних минут в неведении – что-то совсем другое.

У живущего на отдаленной вилле в горах молодого человека Даниэля Корбана через три месяца после свадьбы пропадает жена. Он заявляет в полицию, комиссар начинает расследование, и тут жена неожиданно возвращается – только, по словам Даниэля, это совсем не та жена, которая пропадала. Комиссару есть над чем задуматься. Дамочка уверяет, что она подлинная Элизабет Корбан, пришедший вместе с ней кюре Максимен ее личность подтверждает – мол, бедняга Даниэль просто перенервничал, перепил и вообще слегка не в себе. В ответ Даниэль клянется комиссару, что тут обман и заговор, а фальшивая супруга с фальшивым кюре хотят прикарманить его деньги.

«Ловушка для одинокого мужчины» – чуть ли не последний иронический детектив, снятый при советской власти. Актерский состав там был роскошный: Даниэля играл Николай Караченцов, комиссара – Юрий Яковлев, кюре – Вениамин Смехов, в роли бродячего художника Мерлуша блистал Иннокентий Смоктуновский. Элизабет сыграла еще не эмигрировавшая Ирина Шмелева, а медсестру Ивон – уже почти вернувшаяся из эмиграции Елена Коренева. Я этот фильм смотрел, помнил, чем все закончилось, поэтому заявился на спектакль Молодого театра в амплуа пожилого скептика. Мол, чем вы, ребята, сможете меня удивить, если я и так все знаю? 

Удивить – не удивили, а вот потешить вполне смогли. Тут вот какое дело: когда ты идешь на постановку классической пьесы, знание сюжета не мешает восприятию, а ровно наоборот: тебе важны наложенные на твой прежний опыт актуальные интерпретации, нестандартные концепции, нюансы исполнительского мастерства. Оказывается, все это в некоторой степени применимо не только к вершинам мировой драматургии, но и к жанру куда более легкому. У каждой постановки свои фишки, и всегда любопытно проследить, как именно они передвигаются по игровому полю спектакля.

«Ловушка» Новикова сделана просто и без затей, сугубо режиссерских приемов тут, прямо скажем, не густо. В работе со сценическим пространством самый запоминающийся – использование передвижных ширм, изображающих, в частности, ту самую ловушку, в которую попадает главный герой. Музыкальное оформление – деликатное, точное. Есть немного ненавязчивой хореографии. На первом же месте в постановке Молодого – актерская игра, и с ней тут, слава богу, все в порядке. Опять же, никакой экзальтации, зато аккуратно и убедительно. 

Радуют мелкие детали. Ошарашенная физиономия Даниэля (Алексей Нежурко), обложенного со всех сторон коварными заговорщиками. Комичное глуховатое «алё» комиссара (Дмитрий Суржиков), отвечающего на телефонный звонок. Постная мина Максимена (Марк Дробот), порой забывающего, как надо креститься, слева направо или справа налево. Коварство медсестры Ивон (Иванна Бжезинская), то подобострастно сгибающейся в три погибели, то распрямляющейся с наглым цинизмом опытной шантажистки. Обаятелен Игорь Щербак в роли Мерлуша; если он и косплеит Смоктуновского, то, разве что, самую малость. 

Наконец, от мужской половины почтеннейшей публики отдельное спасибо Полине Снисаренко в роли мнимой Элизабет – увы, на фото актриса из другого состава, но поверьте мне на слово. Первое ее появление на сцене обходится без особого эротизма, но дальше… Сначала игриво обнаженное плечико и вот эта вот блузка, хоть и непрозрачная, но вызывающая серьезное подозрение, что под ней ничего нет. Потом блузка сменяется откровенным платьем, и подозрение превращается в стопроцентную уверенность. О щедрость форм, о блаженная тяжесть, о призывное колыханье! Когда Полина выходила на сцену, следить за сюжетными перипетиями становилось решительно невозможно!

Хорошо, что я смотрел фильм и помнил, чем все закончилось.